ЗАЯВЛЕНИЕ Национальной академии наук Армении об осуществляемой Азербайджаном программы Геноцида в отношении армянского культурного наследия Арцаха

Из официального заявления министра культуры Азербайджана от 3-го февраля 2022 года очевидно, что Азербайджан четко спланированными действиями последовательно претворяет в жизнь политику очищения Арцаха от армян, уничтожения и отчуждения армянского культурного наследия, сейчас уже открыто угрожая уничтожением надписей на армянских церквях Арцаха. Из заявления следует, что создана специальная рабочая группа, куда входят специалисты по албанской истории, культуре и архитектуре, а также представители государственных структур, целью которой является, после проведения «исследований», удалить с «кавказско-албанских религиозных/христианских» строений Арцаха (Карабаха) «высеченные, добавленные армянами лживые надписи и следы». Христианские памятники на территории Арцаха и имеющиеся на них надписи изучаются специалистами более столетия, и их подлинность или национальная принадлежность когда-либо не подвергалась сомнению (не считая дилетантских попыток и заявлений, направленных на фальсификацию исторических фактов).

Находящиеся на территории Арцаха ценные архитектурные памятники армянского средневековья, такие как монастыри Амарас, Дадиванк, Хатраванк, Гандзасар, Гтчаванк, множество церквей, в их числе – знаменитая церковь Казанчецоц в Шуши, являются органической составляющей армянской средневековой архитектуры.

Монументальные строения развитого средневековья Арцаха – церкви, притворы, колокольни своей композицией и декором тесно соотносятся с однотипными строениями исторического Сюника и Айрарата предшествующего периода, что в своих исследованиях задокументировали изучающие армянскую средневековую архитектуру авторитетные зарубежные ученые Жан-Мишель Тьерри (Франция), Паоло Кунео (Италия) и многие другие.

Научным анализом лапидарных надписей, содержащейся в них и дошедшей до наших дней информации доказать их кавказско-албанское происхождение не представится возможным, почему и наилучшим способом «албанизации» культурного наследия армян Арцаха избрано их уничтожение: имеющийся «азербайджанский опыт» стирания армянского культурного наследия с территории Нахиджевана подтверждает этот тезис. В Азербайджане нет специалистов, занимающихся изучением христианской культуры и памятников. Это следует из их же публикаций, тематически ограничивающихся исламской архитектурой.

Даже если, как это преподносится, армянские надписи были бы поздними добавлениями, то и в этом мнимом случае, в соответствии с принятым стандартом сохранения памятников, их уничтожение воспринялось бы как культурный вандализм, поскольку добавления, сделанные в последующие годы, являются неделимой частью истории данного архитектурного памятника.

Вышеупомянутая комиссия, вне всяких сомнений, создавалась с целью претворения в жизнь программы культурного Геноцида армян, отчуждения культурного наследия армян Арцаха, извращения истории региона.

Этим документом Азербайджан в очередной раз заявляет во всеуслышанье о нарушении им провозглашаемой «Всеобщей декларацией прав человека» свободы мысли, совести и религии и права оценивать созданное в результате этих свобод наследие по собственному усмотрению.

Цель теории кавказско-албанской принадлежности памятников Арцаха – попытка «исторически» обосновать притязания Азербайджана к Арцаху и, поставив науку в услужение геноцидальным устремлениям, обосновать уничтожение армянского присутствия в ныне оккупированных районах Республики Арцах, затем сфабриковать лживые «историко-культурные» предпосылки для проникновения в территорию, в настоящее время контролируемой российскими миротворцами.

Комплексное изучение эпиграфики арцахских памятников, включающее в себя археографический, языковедческий, искусствоведческий, богословский, литературно-источниковедческий и, в особенности, историографический анализ, однозначно доказывает армянскую принадлежность этих церквей и надписей на них.

Из всемирного опыта известно, что в случае подделки не только лапидарных надписей, но и литературных произведений не составляет труда обнаружить более позднее происхождение фальсификата. В памятниках Арцаха нет ни одной надписи на искусственном грабаре с более ранней датировкой.

Более того, как в случае лапидарных надписей, так и в случае рукописей общей закономерностью является то, что языковые особенности местности – диалекты, находят отражение в письменной речи. В лапидарных надписях Арцаха наблюдаются элементы арцахского диалекта армянского языка, в то время как следы предполагаемого кавказско-албанского отсутствуют напрочь. Это вновь доказывает, что данное культурное наследие создано армянами Арцаха, запечатлевшими свой диалект на стенах архитектурных памятников. Мы умалчиваем о существовании сотен рукописных кодексов, дошедших до нас из центров письменности Арцаха: содержание памятных записей этих рукописей дополняет и подтверждает задокументированные в надписях сведения.

Как в рукописях, так и в архитектурных памятниках расположение более поздних добавлений с композиционной точки зрения чаще всего неоправданно, поскольку имеющие отношение к данному памятнику надписи, как правило, включаются непосредственно после строительства в целостную архитектурную композицию. С точки зрения общей конструктивной композиции церкви и символогии можем констатировать, что лапидарные надписи всех известных памятников Арцаха располагаются именно в том месте, где следует находиться свидетельствующим о строительстве церквей надписям, наносимым непосредственно по завершении строительства.

Историографический анализ также не обнаруживает ни одну надпись, содержащую исторические сведения о дарении или строительстве памятника, которая была бы поздним добавлением, но приписывалась бы более раннему периоду.

Надписи на памятниках обычно повествуют о знаменательных событиях, произошедших в тот или иной исторический период. Арцахские памятники в этом отношении не являются исключением, а значит в случае дальнейших обновлений, прибавлений новых построек, дарений или иных достопамятных событий они бы нашли отражение в надписях. На церквях Арцаха подобные надписи есть, и они также относятся исключительно к армянской среде и реалиям, еще раз подтверждая, что эти памятники со дня своего строительства до сегодняшних проявлений вандализма со стороны Азербайджана не только являлись частью армянского искусства, но и их дальнейшая история связывалась с создавшим эти ценности армянским народом. Это же подтверждают армянские надписи на тысячах монументальных памятников – хачкарах и надгробиях, являющихся прямым отображением армянской среды.

Если даже попытка культурного вандализма на оккупированной в настоящее время территории Республики Арцах будет предпринята, фотографии, обмеры памятников, надписи с их дешифровками, переводами на русский и разные европейские языки, сохраняя истинный облик этих памятников до их истребления Азербайджаном на государственном уровне, останутся в качестве обвинения против Азербайджана в совершенном им культурном  Геноциде.

Политика уничтожения, отчуждения армянского культурного наследия представляется международному сообществу как шаг к восстановлению религиозного права народа Кавказской Албании, и с этой целью используются представители живущих в Азербайджане в статусе заложников удины. В настоящее время большие усилия направлены на осуществление проекта «Удинская церковь», ставшего приоритетным инструментом национальной цели отрицания армян и фальсификации истории. Азербайджанские власти не упускают случая заявить, что, как правопреемник «Церкви Кавказской Албании», «Удинская церковь» имеет право распоряжаться находящимися в Арцахе (историческом Утике) и нынешней Турции церквями, представляемыми азербайджанскими манипуляторами истории как кавказско-албанские.

Многочисленные исторические первоисточники свидетельствуют о том, что Кавказско-Албанская церковь на протяжении всей истории была тесно связана с Армянской церковью. Спустя три века после периода апостольской проповеди она была официально признана Григорием Просветителем и в начале 4-го века его внуком – Григорисом и в дальнейшем ее духовенство входило в иерархическую систему Армянской Апостольской церкви.

Правомочие Албанской церкви изначально распространялось на территории Кавказского Албанского царства, охватывающие левобережье реки Куры до Каспийского моря, Кавказского хребта и Каспийских ворот в Дербенде (резиденция епископа в то время находилась в столице царства Кабалаке). Однако, когда в 428 г. Царь царей Сасанидской Персии положил конец армянскому царству Аршакидов и ввел в Закавказье административную систему марзпанатов, включив восточные и северные уезды Армении в состав соседних марзпанств (Утик и Арцах – в Албанию-Аран, а Гугарк – в Вирк-Варджан), правомочие Албанской церкви распространилось (в соответствии с принципами средневекового церковно-административного деления) также на располагавшиеся в правобережье Куры армянские провинции Утик и Арцах. С переходом столицы марзпанства из Кабалака в Чох (Дербенд), туда перешла и резиденция предстоятеля Кавказско-Албанской церкви, к тому времени получившей статус архиепископства-католикосата. Однако вскоре – в первые десятилетия 6-го века, центр Кавказско-Албанского католикосата переместилась в в нововозведенную столицу марзпаната Партав (в уезде Ути-Арандзнак провинции Утик).

В начале 16-го века резиденция Кавказско-Албанской церкви окончательно переносится в Гандзасар – духовный центр Арцаха (в предыдущем веке резиденция католикоса находилась также в Чалете в левобережье Куры). Впоследствии она будет именовать себя также Гандзасарским католикосатом, будучи одной из епархий Армянской Апостольской Церкви, юридическими актами царских властей России, трансформировавшейся в 19-м веке в митрополитство (архиепископство) Эчмиадзинского католикосата.

Удивительно, что в азербайджанской кавказско-албанской риторике центральное место отводится удинам – народу, за последние 200 лет подвергавшемуся отличавшимися особой жестокостью физическим и моральным гонениям. В 18-19-м веках политический процесс насильственной исламизации и ассимиляции удинов привел к почти полному исчезновению этого наиболее наглядного представителя кавказско-албанского наследия. Тем не менее, население по меньшей мере 43 удинских селений в Нухинскоом уезде, в частности, в Шекинском, Огузском (бывшем Вардашенском) и Габалинском (бывшем Куткашенском) районах сохраняло удинскую (кавказско-албанскую) идентичность и, несмотря на языковую тюркизацию и исламизацию, продолжало почитать кавказско-албанские исторические памятники и сакральные места, справляло кавказско-албанские праздники, на эпитафиях отмечало свою национальную идентичность и т.д. Возможно, именно поэтому удины в период межэтнических столкновений 1918-1920 годов подверглись со стороны тюркоязычных азербайджанцев наиболее жестокому физическому насилию, уничтожению и изгнанию.

Население же последних удинских поселений – Вардашена, Мирзабейлу, Султан Нухи, Джорурлу и бо՛льшая часть населения села Ниж вынуждены были, спасаясь от гонений, окончательно покинуть родину, где их предки проживали не одну сотню лет. После изгнания удинов в Азербайджане «восстанавливается историческая правда»: все кавказско-албанское материально-культурное наследие «корректируется» или уничтожается.

Живущие сегодня в Азербайджане 2-3 тысячи удинов используют властями как инструмент для претворения в жизнь проводимой ими политики отрицания армянского культурного наследия. Не зря же Азербайджан не подписывает Европейскую хартию региональных языков или языков меньшинств (англ. European Charter for Regional or Minority Languages, фр. Charte européenne des langues régionales ou minoritaires) – Европейскую конвенцию о защите и поддержке языков, которыми пользуются традиционные меньшинства.

Итак,

¨особо подчеркивая важность «Нарского документа о подлинности», Национальная академия наук РА заявляет, что в случае, когда культурные ценности оказываются в зоне конфликтов, необходимо признание законности культурных  ценностей, а также следование фундаментальным принципам деятельности ЮНЕСКО, согласно которым ответственность за сохранение и управление культурным наследием возлагается на то культурное сообщество, которое его создало, и факт подлинности культурного наследия ни в коем случае не должен зависеть от обстоятельств (Нарский документ о подлинности, пункт 8).

¨Национальная академия наук РА считает, что, как отмечается в Предисловии к Гаагской «Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта» 1954 года и подтверждается «Руководством для военных по защите культурного наследия» ЮНЕСКО 2016 года, уничтожая наследие, являющееся жизненно важной составляющей идентичности всего человечества, человечество само лишает себя незаменимых ценностей. Вот почему потеря армянского культурного наследия Арцаха чревато обеднением культурного многообразия человечества. Наследие Арцаха создано армянским народом Арцаха в соответствии со своими понятиями и умениями, азербайджанская же политика со всей очевидностью направлена на его извращение и фальсификацию. Азербайджан, согласно международным декларациям и принятым на себя обязательствам, обязан сохранять в неприкосновенности наследие арцахских армян, охранять его подлинность и целостность.

Именно та конвенция, на которую ссылается министерство культуры Азербайджана, своей 4-й статьей запрещает совершение любых действий вандализма, уничтожения или видоизменения памятников истории и налагает безусловный запрет на направленные против культурных ценностей действия по сведению счетов.

Национальная академия наук Республики Армения