Как Турция захватывает чужие территории

Север и северо-восток Сирии Дамаск практически не контролирует. Анкара строит там больницы и школы, раздает удостоверения личности, вводит в оборот турецкую лиру. В курдские районы переселяют туркоманов и арабов-суннитов. Угрожает ли Турция суверенитету САР и как на это может повлиять Россия, пишет РИА Новости.

Незаконные въезды

«МИД Сирии осуждает действия турецкого режима, создавшего механизм для регистрации актов гражданского состояния в контролируемых террористами районах Идлиба. Сирийские удостоверения личности и семейные документы аннулируют и заменяют незаконными — турецкими. Это апогей политики тюркизации», — сообщает сирийское информагентство

В Дамаске также осудили незаконный въезд в страну делегаций из Франции и Нидерландов. Они находились на территориях, подконтрольных арабо-курдским формированиям “Демократических сил Сирии” (SDF). В МИД это назвали «агрессией против Сирии» и вопиющим нарушением международного права.

Курдская автономная администрация на северо-востоке САР передала голландскому правительству четырех родственников боевиков террористической группировки “Исламское государство” — женщину и троих детей. Французская делегация из Фонда Даниэля Миттерана и мэрии Парижа посетила город Камышлы. О цели визита не сообщается. Известно только, что Дамаск об этом не предупреждали.

Запад действует демонстративно, показывая, что центральным властям северо-восток страны не подчиняется. На самом деле это не совсем так. Например, на президентских выборах 26 мая в Камышлы и Эль-Хасеке работали избирательные участки.

Ползучая тюркизация

Совсем иначе на севере, граничащем с Турцией. Анкара проводила там военные операции против курдов — “Оливковую ветвь” с января по март 2018-го и “Щит Евфрата” с августа 2016-го по март 2017 года. В этих районах, а также в зоне деэскалации Идлиб остаются протурецкие силы сирийской оппозиции.

Уже не первый год западные и арабские СМИ твердят о тюркизации региона: населенным пунктам дают турецкие названия, лира вытеснила сирийский фунт. Меняется и демографический состав: в курдские районы переселяют туркоманов и арабов-суннитов.

По традиции Анкара использует мягкую силу. Школы восстановили или построили заново, программу адаптировали к турецкой. Например, в учебниках по истории «османскую оккупацию» заменили на «османское владычество». Тысячи учителей получают зарплату из соседнего государства, турецкий язык преподают с первого класса. Выпускникам предлагают поступать в университеты Турции.

Восстановление больниц тоже финансирует Анкара. В конце мая агентство Anadolu проинформировало, что Турция наладила подачу электричества в Идлиб. Ремонтные работы продолжались семь месяцев. До этого свет давали всего два часа в день.

Боевики, действующие в зоне ответственности Вооруженных сил Турции, не пропустили 29 мая школьников на экзамены, необходимые для получения дипломов государственного образца. Вооруженные люди остановили автобусы с учениками и отправили всех обратно.

Много претензий

В начале июня Турцию посетила американский постпред при ООН Линда Томас-Гринфилд. Договорились о бесперебойных поставках гуманитарной помощи на север САР через ооновский КПП “Баб аль-Хава”. В Bloomberg это назвали “инициативой, направленной на то, чтобы помешать попыткам России заблокировать поддержку Сирии”. Мандат на КПП истекает 10 июля. Запад вместе с Турцией настаивают на его продлении. Россия категорически против.

Анкара утверждает, что без контроля ООН в Турцию вновь хлынут сирийские беженцы. В Москве считают этот КПП ненужным, поскольку поступающая через него помощь распределяется неравномерно и попадает в основном боевикам. “Пункт “Баб аль-Хава” могут заменить поставки внутри страны. Террористы, контролирующие КПП, не заинтересованы в прозрачных поставках”, — написал в Twitter первый зампостпреда России при ООН Дмитрий Полянский.

У Москвы и Анкары накопилось много претензий к тому, как выполняются договоренности по Сирии, достигнутые в марте прошлого года президентами России и Турции. Стороны периодически фиксируют нарушения режима прекращения огня и приводят разные данные о раненых. Весной соглашение и вовсе оказалось под угрозой срыва.

В Анкаре обвинили сирийских военных и лично президента Башара Асада в ударах по зоне деэскалации в Идлибе и гибели невинных людей. Сирийская оппозиция сообщила о налете российских Воздушно-космических сил на КПП “Баб аль-Хава”. Помимо этого, турецкие ВВС впервые за полтора года атаковали провинцию Ракка.

«Ситуация в тех районах, где осуществляется взаимодействие, остается весьма непростой, там продолжают оставаться террористические элементы, что мешает нормализовать ситуацию, но тем не менее взаимодействие продолжается. Есть и разногласия по Сирии», — отмечал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

Хорошая мина при плохой игре

Проблема в том, что Турция поступает в Сирии как у себя дома, хотя турецкие войска находятся на севере страны незаконно, не по решению Совбеза ООН и не по приглашению Дамаска, указывает в беседе с РИА Новости старший научный сотрудник ИМЭМО РАН имени Е. М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков.

«По сути, такими гибридными технологиями Анкара пытается расширить сферу влияния в рамках концепции неоосманизма, исламизма по-турецки и даже неопантюркизма. Турки апеллируют к тому, что многие местные жители — туркоманы, то есть турки, оставшиеся там со времен Османской империи. На самом деле тем самым Турция проводит наступательную, агрессивную политику — это характерно не только на сирийском направлении», — говорит политолог.

С ним согласен востоковед, публицист Андрей Онтиков. «Критика со стороны Дамаска по поводу нарушения суверенитета обоснованна. В курдских районах, например в Африне, любые действия Анкары воспримут в штыки. Но тут турки пользуются изменением демографического баланса, когда рядом с курдами селятся арабы-сунниты и туркоманы, а они очень лояльны к Турции», — поясняет собеседник.

В Идлибе сформировался террористический анклав, в котором находятся наиболее радикальные группировки, продолжает эксперт. Для них неприемлема сама идея восстановления там сирийского суверенитета. «Неспешно турки создают условия для “откусывания” этих территорий и присоединения их к Турции»,— уверен востоковед.

Но Анкаре может помешать Москва, готовая действовать по дипломатическим каналам или же урегулировать ситуацию на месте. В начале 2020-го в Идлибе уже была серьезная эскалация. Сирийцам при поддержке России удалось освободить значительные стратегические районы. Не исключено, что Турцию в конце концов вынудят покинуть Сирию.

News.am